Columns Zdoroveac 2

Печать

12 июня.

 

Участники матча прошли экватор. Прошли рубикон. Шесть из двенадцати партий уже позади. Результатами похвастаться нельзя. Но многочисленные зрители, нет, не то что в залах, где проходит игра, а за экраном компьютеров, очевидно, остались довольными. Действительно, мне показали цифру - сколько людей просматривали сайт не мимолётно, а досконально. Их оказалось не меньше, чем в Харденберге два года назад. А может быть и больше. Два Александра всё сделали для того, чтобы игра была интересной. Более того, Александр – младший несколько раз давал возможность старшему (на 8 лет) воспользоваться огромным преимуществом. Но чемпион мира не хотел обижать своего младшего тёзку. Да, забыл сказать, что сегодня на матче день отдыха. Выходной – для всех, но не для чемпионов мира. Им ещё предстоит сеанс одновременной игры.

Ночь выдалась ясной, но температура воздуха толька +4. Вот вам и голландское лето. Хорошо, что бассейн открывается лишь в 11 часов. Как оказалось только для посетителей. Утром там плавают разные группы – дети, пенсионеры, кто ещё – не знаю. Всё равно пройтись, пусть всего 30 метров босяком до воды, не совсем приятно. Тем более, что босяком я привык ходить по горячему песку, а не по мёрзлой брусчатке. Но, наверное, моя фамилия уберегает меня до сих пор от того, чтобы не околеть от северного климата. Это всё, конечно, шутка. После горячего душа – не чувствуешь холода, а вода в бассейне намного теплее, чем даже сейчас где-то на Средиземном море. Сегодня иду на «побитие» своего рекорда. К сожалению, и на этот раз до полукилометровой дистанции не хватило всего лишь 50-ти метров. Ещё всё впереди. Рекорд «длительного» заплыва остаётся за мной. В 12 часов у гостиницы нас ожидает один из организаторов матча – я уже о нём писал – Хенк Бурс. Редко встретишь такого фаната русского языка, каким является Хенк. И дело не в том, что у него русская жена. Многие голландские шашисты, женатые на русских девушках, знают не более десяти слов на русском. Конечно, для всех примером мог бы служить Майкл Пальмер. Прожив всего один год в Минске у Михаила Каца – заслуженного тренера СССР по шашкам, Майкл так научился русскому языку, что можно только диву даваться (удивляться). А как он сейчас играет в шашки! Да, так речь не о нём. Я говорю о Henk Boers. Моя команда – это я и два Александра берёмся проводить Бурса на железнодорожный вокзал. Не дай бог Шварцман прочтёт это в голландской газете – мне не сдобровать. В крайнем случае, скажите ему об этом на немецком языке. Он терпеть не может немецкий. И возможно Саша так и не узнает, что я и Георгиева назвал своим. Ну, будь, что будет! Мы едем вчетвером на поезде в Хенгело. Дорога дальняя: 8 или 9 минут езды. Едут молодые чемпионы давать сеанс одновременной игры в шашки любителям этого увлекательного вида спорта в городе Хенгело. Описывать дальше? Нет, неинтересно. Хотя, впрочем,… Может, подвернётся случай. А мы с Сашей - старшим вечером едем в гости к его старому знакомому – известному шашисту, музыканту, певцу – Egbert van Hattem. Сам Эгберт признаётся, что его жена ещё более знаменита в Энсхеде: Она дирижёр камерного хора. Я это могу подтвердить, слушая записи её дисков. Потрясающие голоса хористов и солистов хора. Я даже на камере сделал небольшой фильм, солистом которого был сам хозяин дома. У Эгберта потрясающий тенор. А вот жена Эгберта – Mariette не только большой профессионал в хоровом пении, но и в кулинарном искусстве. Специально для Саши Шварцман, а он их частый гость, всегда готовится блюдо под названием «Лозанья». Что-то великолепное! Жаль, не записал рецепт приготовления этого блюда. Завтра Мариета прийдёт на игру, и я у неё попрошу для моей жены рецепт «Лозаньи». Только бы не забыть….   

 

 

 

 

 

 

13 июня.

Вторая половина матча проводится в Хенгело. Чтобы привыкнуть к этому городу, вчера в его центре проводился сеанс одновременной игры. Это я ещё помню. Потом мы со Шварцманом посетили семью Egbert van Hattem. Это я тоже помню. Но всё же что-то забываю. Ах да, я забыл у жены Эгберта взять рецепт «Лозаньи». Этого я боялся более всего. Так оно и случилось. Mariette, как и обещала, пришла на игру гроссмейстеров во - время. Если бы она появилась на матче в сопровождении камерного хора с оркестром, я бы, наверное, всё равно вспомнил бы о «Лозаньи». Но Мариет принесла с собой очень мощный фотоаппарат и собиралась сделать чей-то портрет. Наверное, Саши Шварцмана. Пока она мне долго объясняла преимущества её фотоаппарата, - я напрочь забыл о «Лозаньи». Но вернёмся чуть назад по времени: около одиннадцати утра я со своим подопечным потихоньку двинулись в сторону железнодорожного вокзала Энсхеде-Дринерло. До Хенгело совсем близко 8 минут езды. Потом столько же пешком, и мы в «Белом доме» Stadhuis Hengelo. Время быстро приближается к двенадцати часам. До начала игры остаётся 5, 4, 3, 2, 1 минутa, а Георгиева всё нет. Вот уже и часы на башне стали отстукивать полдень. Тут мой «шеф» - Paul van de Veen – увидел через окно, как на большой скорости к главному входу городской ратуши приблежается Георгиев. Я так и понял, повторился случай опоздания чемпиона мира к началу партии. Пусть даже на одну минуту.  «Всё хорошо, что хорошо кончается». Перефразируя эту пословицу, можно сказать: «Всё хорошо, что хорошо начинается». Я имею ввиду начала партии. Ну, что там? Опять Келлер? В который раз. А впрочем, это к лучшему. Поскольку этот дебют очень сложный, то в нём можно «половить рыбку в мутной воде». Не удивительно, что оба соперника идут на эту игру, демонстрируя свою храбрость. Читателям уже, наверное, надоело каждый день смотреть одно и то же начало, а потому я вернусь немного назад – к открытию второй половине матча. Все ожидали появление Георгиева – а он должен был бы за 15 минут сидеть за столом и незаметно показать вице-бургомистру города Хенгело, каким именно ходом он ошарашет чемпиона мира сегодня. Но поскольку Георгиев за 15 минут не явился, всё это время глава города спокойно беседовал со мной, демонстрируя отличный немецкий. За это время он успел взять у меня целое интервью. Конечно, если бы Саша – младший не забыл, что сегодня суббота и поезда не ездят каждые 20 минут – никакого разговора у меня с вице-бургомистром г. Хенгело не состоялось бы. А вообще-то мне везёт на бургомистров. Однажды я оказался в одной компании с бургомистром города Ганновера. У меня до сих пор в фотоальбоме стоят две фотографии рядом. Одна – мы вдвоём с бургомистром, другая – бургомистр Ганновера рядом со Шредером. Ведь бывший кацлер Германии тоже из Ганновера. И вообще, мир тесен…

Ну что, дорогие читатели, освоили дебют Келлера? Если нет, то поехали дальше разбираться в тонкостях этого начала. А лучше самим разобраться, передвигая на доске шашки. До шестого хода повторилась партия первого тура. Затем игра пошла по иному пути. Маниврируя, иногда проводя размены, противники к первому контролю полностью израсходовали все свои ресурсы. Прежде всего материальные. Шашек на доске оставалось всё меньше и меньше, и на 50-ом ходу, в явной ничейной позиции, они согласились на ничью. Шашечная жизнь в Хенгело протекает несколько активнее, чем в Энсхеде. Чемпион юниоров Голландии – Pim Meurs - давал сеанс одновременной игры (simultan) в центре Хенгело. Одним из участников сеанса был сам вице-бургомистр города. Да и в зале для зрителей сегодня было много любителей шашек. Назад в университетский городок нас любезно подвёз Paul van de Veen. И на завтра он обещал нас прихватить с собой в Хенгело. Мы должны были быть готовыми к поездке в 11 утра. Но пока ещё суббота. Весело звучит музыка в студенческом кемпинге. Два Александра рвутся ещё в бассейн, хотя до закрытия остаётся чуть меньше получаса. Я же уселся за стол, чтобы в очередной раз напомнить читателям, что в эти июньские не очень жаркие дни проходит исторический матч на звание чемпиона мира. И это не просто слова. Действительно каждый год в истории шашек фиксируются результаты на самом высоком уровне. Но где у него потолок, мне, к сожалению, а может быть и к счастью, неизвестен. 

14 июня.

 

Сегодня воскресенье. Восьмой тур. На матче много зрителей, среди которых сильные голландские гроссмейстеры Wesselink, Hans Jansen и Auke Scholma. Последний все четыре часа демонстрирует эту партию матча. Опять «Келлер» и опять интересная игра. Правда, потом получилась классическая позиция, фрагмент из которой я продемонстрирую позже. А пока мне хотелось бы попросить вас не воспринимать всерьёз на веру всё, что я пишу. Иногда это я делаю с долей юмора, иногда сарказма, а чаще всего с иронией. Тот, кто этого не понимает, примет меня за «чайника». И не только в шашках. В принципе, этот «кто-то» будет не совсем далёк от истины. Для особо одарённых поясняю: Помните, я писал о дебюте 1.33-28. Из общей стратегии ход действительно плохой, но этим ходом до шестидесятых годов прошлого столетия начинались 70% партий. Для любителей классических построений в этом дебюте море возможностей. Да и вообще, после 1. 32-28 18-23 2. 38-32 получается та же классическая позиция: То же самое и после 1. 33-28 18-23 2. 38-33. Другое дело, если на 1. 33-28 противник ответит по другому. И, наконец, чтобы совсем опорочить этот первый ход, скажу, что шашечные программы его не рекомендуют делать. Точнее, оценивают этот ход, как отрицательный. У противника после первого же хода, хоть и небольшое, но преимущество. И на высоком уровне такой ход делают очень редко. Ну, если хотят «половить рыбку в мутной воде». Уже в который раз прибегаю к излюбленному выражению двукратного чемпиона мира – Вячеслава Щеголёва. Лучше всего, конечно, показать это на примере. Рискну, хотя «чайником» этого делать не рекомендуется. Но я вам обещал и продемонстрирую «рыбную ловлю» на практике. Возьмём позицию этого тура после 40. 37-31. Это был ход Георгиева. Чемпион мира, долго не думая, ответил 40…13-18. Был небольшой цейтнот, и он посчитал форсированную ничью. А мог всё же Шварцман, как говорил Вячеслав Иванович, «половить рыбку»… В партии же было: 40…13-18. 41. 31-26 12-17 и на 64 ходу противники согласились на ничью. А почему бы чёрным не сыграть сразу 40… 12-17! (Начало «ловли»). И если теперь 4. 31-26 24-30! 42. 44-40 30-35 43. 27-22 35x44 44. 22х11? (на 44. 39х50 19-24!, с шансами на выигрыш) 44…16х07!! 45.38х50 (иначе чёрные ставят дамку). 45…25-30! 46…34х25 23-29! то, как бы белые не били, чёрные проходят в дамку! Всё это в партии надо было считать и за себя, и «за того парня», и сделал это никто иной, как претендент на шашечную корону – Александр Георгиев. Он и показал этот вариант сразу же по окончании партии, после чего его тут же зауважал сам чемпион мира. Ну не думал Саша Шварцман в тот момент о выигрыше, а потому и пропустил эту возможность. Чтобы не повторилась вчерашняя история с «опозданием», сегодня нас ещё за час до начала тура любезно подвёз на игру мой шеф – он же председатель оргкомитета по проведению этого матча -  Paul van de Veen. То же сделал он и на обратном пути. Но этим воспользовался только Георгиев. Я же с Сашей - старшим остались в Хенгело. У чемпиона неожиданно разгорелся страшный аппетит. И мы едва добежали до китайского ресторана, где впервые за 10 дней увидели рис. Ещё бы немного, и мы бы забыли, что это такое. Зато картошку в десяти различных вариантах приготовления уже успели откушать в Энсхеде и её окрестностях. Всё это, естественно, в гарнирах к мясным блюдам… Скоро начнутся самые длинные дни в году. В 22.30 ещё совсем светло. Белых ночей здесь, к сожалению, нет, но и до 23 часов с каждым днём мы успеваем удлинять прогулки. Сегодня вечером мы были всего в 2,5 км. от Хенгело. Приключений никаких не было. Разве что по дороге назад в университетский городок на Сашу набросилась, точнее пыталась напасть милая (в породах я особенно не разбираюсь) собачка. Я стал грудью на защиту своего Дон Кихота, не дав этому божьему созданию совершить над чемпионом мира самосуд. Правда, Саша сказал, что собак не боится и готов постоять за себя сам. Ну пусть хоть это меня радует. Хозяева собаки долго извинялись. Им и в голову не могло прийти, на кого их милый пёс подал голос, «на что он руку подымал».

 

 

15 июня.

 

Утром почему-то я опять вспомнил о вчерашней встрече с не очень приветливой собачонкой, и тут мне припомнился и другой случай трёхлетней давности. Дело было в Берлине. Как-то ближе к вечеру я возвращался с прогулки к сыну на квартиру, где он проживал с другими студентами Университета имени Хумбольта. Не быстро шагая, я пересекал огромный парк. В метрах пятидесяти от меня какой-то мужчина гулял с крупной собакой. Вдруг этот пёс повернул голову в мою сторону, пристально посмотрел и стремглав бросился ко мне. Через считанные секунды он уже был рядом. Эта была не та «шавка», которой не испугался Саша Шварцман, а огромный рыжий пёс. В его глазах сияла радость. Вставая на задние лапы, он лизал моё лицо, радостно приветствуя меня  всей своей собачьей натурой. Напрасно хозяин собаки пытался вернуть пса назад. Тот продолжал вертеться вокруг меня как юла. Я тоже был безмерно счастлив такой встрече. Как будто повстречался с давним другом после долгой разлуки. Подойдя к нам, хозяин собаки поинтересовался, откуда она меня знает, и был сильно удивлён, когда узнал, что мы видимся в первый раз… в этой жизни. Может быть, в прошлой жизни мы были знакомы ближе. Кто знает….

На турнире затишье. Зрительный зал с утра занят.  В нём бургомистр собрал своих подопечных на совещание. Судя по тому, что многие из присутствующих одеты в военную форму, смею предположить, что это были – как говорят в России – «силовые структуры». Сегодня и участники, и зрители находятся в одном помещении. «В тесноте, да не в обиде».  Здесь эта пословица не подходит.  Зал до того огромен, что от места игры до демонстрационного экрана – метров 30 не меньше. В зале полная тишина. Лишь едва

слышны моторы вентиляторов где-то под самым потолком – на десятиметровой высоте. Вот и пришло время посмотреть, что же происходит за шашечной доской. Сегодня, можно сказать на матче сенсация: впервые за 9 туров разыгран дебют Рафаэля. 1. 32-28 19-23…

Забегая вперёд, сообщу, что ни одному из участников матча не удалось развить эту сенсацию. Они даже не доиграли партию до контроля – на доске не осталось более трёх шашек на каждого. Итак, эта ничья уже девятая по счёту. Справедливости ради следует сказать, что пария всё же представляет определённый интерес, так как в ней были интересные моменты, но усилиями обоих чемпионов, они были во время партии погашены. Возьмём, к примеру, момент…

Впрочем, я не ставил перед собой задачи научить играть вас в шашки. Этим на этом матче занимаются более компетентные знатоки нашего вида спорта. Мне бы хотелось только взглянуть на всю эту катавасию изнутри глазами не совсем постороннего человека, коим я оказался на этом матче. Быть секундантом самого чемпиона мира – это вам не съесть фунт изюма. Впрочем, это не так уж много – всего 400 граммов. Мы с Сашей вдвоём где-то за полчасика осилили бы эту дозу. Так вот я и говорю, быть его секундантом – одно удовольствие. Почему из 130 миллионов россиян, и вообще он же чемпион мира, из трёх миллиардов жителей планеты он выбрал именно меня? Думаю, Саша сам этого не знает. Но догадывается. И это меня радует. Дело в том, что надо уважать личность. Я имею в виду не себя, а Сашу. Его уважают очень многие на этой планете. Особенно в Голландии он чувствует себя не хуже, чем дома. Именно здесь, на голландской земле сосредоточена половина шашистов мира, и быть популярным в этой стране – это значит действительно быть гениальным игроком, каким он и является на самом деле. Так вот, я отвлёкся. Речь сейчас не о Шварцмане. Я говорю о себе. Как вы уже поняли – от скромности я не умру. А потому опять хочу спросить у знатоков: почему он выбрал меня в свои помощники? Уже вижу, многие рвутся ответить на этот вопрос, но в первую очередь, это Эдуард Бужинский и Алексей Домчев. Если, конечно, они сейчас на связи в форуме Российского сайта «Шашки в России». Но вступать с ними в дискуссию – дело проигрышное. Я пытался это делать два года назад в Харденберге. Проиграл диспут. Но, несмотря на это, я их уважаю. И они это знают. Особенно Эдик Бужинский. И, чтобы завершить этот откровенный разговор, я вам сам отвечу на этот вопрос, почему Шварцман выбрал меня. Да потому, что, несмотря на его отвратительный «шашечный» характер (к семье это не имеет никакого отношения), я его уважаю вo много раз больше как человека, чем как шашиста. И он это знает, чувствует. И главное, мы вдвоём с ним почти одинакового характера: оба совершенно не злопамятные.  А это великое дело.  Не так ли? А всё же играет он потрясающе! И это может подтвердить в первую очередь сам претендент на шашечную корону.  Да, я, конечно, лукавил, написав, что как шашиста я его уважаю меньше. Но я ведь вас и предупреждал – не всегда брать мои слова на веру. А потому обращаюсь непосредственно к самому чемпиону: Саша, запиши и меня в свои фанаты! Не пожалеешь!